x

Как воруют в Украине

Страниц: 1
Печать

Автор темы
Старший пользователь
****





О том, что на покупке товаров или услуг за казенные деньги чиновники берут откаты и завышают цены покупки, известно хорошо. И, кстати говоря, скандалы на этой почве случаются во всем мире, в том числе и в странах с куда более низким уровнем коррупции, чем в Украине. Ведь при распределении миллиардов бюджетных средств даже у самого честного чиновника в самом некоррумпированном государстве может дрогнуть рука.

Однако весь вопрос в объемах воровства — в развитых странах стараются свести возможные злоупотребления к минимуму. Для этого придумывают сложные тендерные процедуры, организуют контроль за действиями чиновников, а попавшихся на воровстве строго наказывают. Им грозит большой тюремный срок, а тем начальникам, которые их покрывали‚ — конец политической карьеры.


У нас в стране «освоение» бюджетных средств, а также средств госкомпаний является одним из самых прибыльных видов бизнеса. А иногда — и главным смыслом нахождения того или иного чиновника на своем посту. С приходом Виктора Януковича к власти среди чиновников прошел слух, что начальство приказало накручивать на госзакупках не более 10% (при «оранжевых» суммы доходили в среднем до 35—40%). И действительно, вести с полей говорят, что чиновничий люд несколько умерил свои «откатные» аппетиты. Но, прямо скажем, не столь существенно, как хотелось бы. Не до 10%. Есть, правда, однозначная перемена к лучшему — теперь вся информация о госзакупках становится достоянием гласности и чиновникам при каждой госзакупке основательно перемывают косточки. Кроме того, принятый еще в прошлом году закон о госзакупках усложнил жизнь откатчикам, введя контроль Антимонопольного комитета за спорными ситуациями. Однако все эти положительные сдвиги нивелируются использованием практики закупок у одного участника (то есть, без тендера).

При этом в ближайшее время ситуация может серьезно ухудшиться, если вступят в силу принятые Верховной Радой изменения к Закону «О госзакупках» №7532.

Эксперты говорят о четырех коррупционных рисках и возможности воровства до 30 млрд грн. в год после принятия этого закона. В первую очередь, этот закон позволяет применять процедуру закупки у одного участника в огромном большинстве случаев для госпредприятий (типа «Укрзализныци» и «Нефтегаза»), ибо формулирует такое право так: в связи с возникновением особых экономических или социальных обстоятельств, которые делают невозможным выдержать сроки для проведения тендеров. Размытость формулировки, по мнению экспертов, позволяет применять ее чуть ли не всегда. Во-вторых, новый закон увеличил количество исключений из общей процедуры тендерных закупок с 5 до 20 (например, стало возможным закупать без тендера товары и услуги для проведения официальных мероприятий с высокими чиновниками). В-третьих, вводят страхование сделок на 10 и больше миллионов гривен.

Если еще добавят аккредитованные страховые компании-монополисты по таким сделкам, то далеко не все желающие смогут принять участие в тендере (то есть это будет конкурс «для своих). В-четвертых, уменьшается открытость информации о тендерах — с 14 позиций, обязательных к опубликованию, осталось 10.

На прошлой неделе появилась информация, что президент этим законом недоволен (по указанным выше причинам) и намерен наложить на него вето. Но даже в таком случае проблемы с госзакупками все равно остаются. Мы решили взять три наиболее типичные, на наш взгляд, сферы, и посмотреть, какие коррупционные схемы там работают.

СТРОИМ ДОРОГИ: «ОТКАТЫ» И «КОНВЕРТЫ»


Все злоупотребления в отрасли строительства дорог в стране крутятся вокруг финансов из бюджета. Существует, впрочем, еще внебюджетное финансирование строительства дорог, на деньги ЕБРР. Схемы хищений там применяются такие же, как и в случае с бюджетными финансами (правда, банк имеет право контролировать ход строительства и траты денег).

Через госструктуры (Службу автодорог Украины, куда входит «Укравтодор») в год проходит на строительство и ремонт дорог примерно 7—10 млрд грн. бюджетных денег. Эксперты оценивают коррупционные «откаты» здесь до 1—1,5 млрд грн.

Коррупция, как и в других госзакупках, начинается с процедуры тендера или выбора для закупки одного участника. Покупаются распорядителем госсредств работы, услуги и товары. Среди последних, например, — необходимые материалы типа песка, щебня и пр., машины, запчасти и многое другое. Если нет желания проводить тендер, можно выбрать процедуру закупки у одного участника. Это пока требует согласования в Минэкономики. Конечно, при этом надо привести обоснования, почему надо применять такую процедуру. Обычно мотивируют тем, что, мол, именно такой товар или услуга предоставляется лишь одним производителем и больше взять негде.

Впрочем, ныне уже приняты парламентом изменения в закон о госзакупках, которые отменяют это согласование в Минэкономики. Впрочем, эксперты говорят, что и ранее согласование это носило формальный характер хотя бы потому, что таких закупок у одного участника по стране примерно 100 000 в год, а в департаменте госзакупок Минэкономики трудятся всего чуть более 20 человек. И потому решение чиновники ведомства принимали исходя из принципа «занесли — не занесли».

По данным наших источников в ГПУ и МВД, коррупционная «цена» одного согласования составляла 2,5% от суммы закупки (кстати, уголовное дело относительно бывшего министра экономики Богдана Данилишина как раз и основано на подозрении, что не все было чисто при согласовании процедуры одного участника закупок для обеспечения работ в аэропорту «Борисполь»; хотя были еще заявки нескольких фирм, однако тендер не провели). Подчеркнем: 2,5% — это лишь за согласование, сам «откат» от фирмы, ставшей «одним участником», платится отдельно. И может составлять от 20% до 50% и даже 70% от суммы закупки.

Если же применяется процедура тендера, то для получения «отката» объявивший конкурс распорядитель бюджетных средств должен гарантировать «своему» участнику победу. Как этого добиться? Ведь информация о тендере открытая, публикуется в печати и на государственных сайтах, так что принять участие в конкурсе может теоретически любой. Так вот, чтобы отсечь «неугодных», организаторы могут выписать такие условия, которые подойдут только «своему». Например, нужен для строительства дороги песок. Выписываем условия: он должен быть такого-то цвета, консистенции, столько-то примесей и пр. И привезти его надо транспортом фирмы и в такой-то срок… А мы заранее знаем, что такой песок и транспорт есть только у одного участника, который и «откатит» за победу в тендере. Более того, могут потребовать от участников конкурса даже справку об отсутствии судимости. Не принес — не годишься… Но формальности соблюдаются, конкурсная комиссия вскроет конверты, прочитает все условия и будет отмечать, какие из них та или иная фирма выполнила. Так, у вас песок не тот, а вы справку не предоставили, у вас транспорта нет…

Таким образом все «лишние» участники конкурса будут отсечены, даже если предложат очень привлекательные цены. Ставки «отката» здесь такие же, как и при закупке у одного участника (см. выше), но чаще всего берут 30—40% от суммы закупки. И эту сумму надо, по неписанным законам, отдать распорядителю средств в течение 10 рабочих дней со дня попадания бюджетных средств на счет выигравшей тендер фирмы. Стоимость же строительства может быть изначально завышена еще на стадии проекта, за что отдельный «откат» (1—2% от суммы завышения) получает проектная организация. А затем применяется еще такой прием: фирма, выигравшая тендер, указывает вначале одну стоимость строительства (меньшую), а после конкурса заявляет, что надо больше. И ей это «больше» перечисляют из бюджета (правда, и «откат» организаторы конкурса получат с этой «большей» суммы).

КОРРУПЦИЯ ВЛИЯЕТ НА КАЧЕСТВО ДОРОГ


Эти 10 дней, за которые надо перечислить «откат», являются предметом пристального внимания правоохранителей (если есть оперативная информация об «откате»). И нередко оперативники видят, как именно в этот срок те самые 30—40% вдруг уходят с казначейского счета победителя на какую-то неизвестную фирму, с нее на другую, третью… Эти фирмы специалисты называют буферными или транзитными. Основание перечисления средств — какие-нибудь маркетинговые или консалтинговые услуги, страховка и пр. А потом деньги попадают в «яму», то есть на фирму, с которой снимаются обналиченные средства (фирма-«конверт»). Деньги с нее ушли и концов не найти. Конечно, часть оставляют себе организаторы «конверта», причем у них есть четкая такса — берут себе 8,32% от конвертируемой суммы, не больше и не меньше. Тех, кто демпингует, то есть берет меньше, чем 8,32%, чтобы привлечь клиента, больно бьют (могут натравить проверку, а могут и физически воздействовать или офис пожечь).

Итак, победитель конкурса со всеми расплатился — и с организатором «победы», и с «конвертом». Теперь встает вопрос: как же «отбить» потери, да еще и заработать? Очень просто: отступлением от норм и правил. Например, подушка песка делается не 50, а 20 см толщиной, на 10% тоньше слой асфальтобетона, соответственно, и щебня меньше, и других материалов. Так коррупция оборачивается отвратительным качеством дорог.

РЕМОНТЫ: ЗАВЫШАЕМ ОБЪЕМЫ И СКРЫВАЕМ СКИДКИ


Ремонты офисных помещений во все времена считались «золотым дном» для воровства государственных денег, утверждает Евгений Л., до недавних пор (вышел на пенсию) работавший начальником строительной фирмы, образованной на базе бывшего советского строительно-монтажного управления. Благодаря этому Евгений имел связи среди власть имущих — бывших партийных и советских чиновников районного уровня, что позволяло получать выгодные заказы на ремонт офисов. Евгений раскрыл нам основные схемы отмывания денег при ремонтах.

«Чтобы получить хороший заказ на ремонт, надо отдать как минимум 10% от его суммы тому, кто подписал договор, — говорит Евгений. — На высоком уровне (область и выше) «откаты» могут составлять до 30%, но для этого нужна хорошая «крыша», потому что украсть «почти законным» способом треть стоимости очень сложно, любая мало-мальски серьезная проверка тут же «нароет» нарушения. Иногда рассчитываются по-другому — заказчики-чиновники берут 20—30% прибыли, но такая схема применяется редко, потому что сложнее рассчитать прибыль, а значит — сколько должны заплатить. А процент от «вала» вычисляется просто: заключен договор на выполнение работ на миллион гривен — сто тысяч надо отстегнуть. Дальше у исполнителя начинаются проблемы, как сэкономить». Для этого применяются следующие схемы.

ЗАВЫШЕНИЕ ОБЪЕМА РАБОТ


Предварительная смета на ремонт составляется перед заключением договора. При этом с согласия заказчика в нее включаются работы, которые выполняться никогда не будут либо будут выполняться частично, и проверить это практически нереально, потому что все это скрыто в толще стен и под полом. Например, перекладка полов, замена электропроводки, демонтаж и монтаж перегородок. Можно увеличить стоимость сметы на 10—15%.

ЗАКУПКА ДЕШЕВЫХ СТРОЙМАТЕРИАЛОВ ВМЕСТО ДОРОГИХ


Здесь — два способа. Первый: купить, например, ламинат, обои, краску и т. д. со скидкой (за оптовую закупку или по карточке постоянного клиента), а в смету включить полную стоимость.

Второй — за мзду получить при покупке фиктивный товарный чек на большую сумму, чем была заплачена на самом деле. Проверить это практически невозможно — даже если проверяющие решат сверить чеки у покупателя и продавца (на какой-нибудь захудалой стройбазе), они столкнутся с сопротивлением, вплоть до физических угроз. В самом худшем случае продавец откупится взяткой. Экономия 5—7%.

ЭКОНОМИЯ НА ЗАРПЛАТЕ РАБОЧИМ


Для выполнения работ, не требующих высокой квалификации (укладка полов из ламината, монтаж стеклопакетов, обшивка стен гипсокартоном) нанимают заробитчан, платя им поденно в 1,5—2 раза меньше, чем показывают по ведомости, а иногда и вовсе ничего, мол, сделал брак, денег не получишь. Так можно сэкономить минимум 5% сметы.

СПИСАНИЕ МАТЕРИАЛОВ


По фиктивным актам можно списать 3—5% якобы испорченных материалов (битая плитка, треснувшее стекло в стеклопакете, отходы гипсокартона при нарезке, а также отходы плинтусов, наличников и т. д.), которые реально пошли в дело. Да еще и можно включить в затраты транспортные расходы по вывозу всего этого несуществующего мусора на свалку. Экономия — 1,5—2% сметы.

ЗАКУПКА МЕБЕЛИ: САМАЯ «ОТКАТИСТАЯ» — РУЧНАЯ РАБОТА


Как рассказал нам один из менеджеров крупного салона мебели на столичном рынке «Юность» Сергей П. при госзакупках стандартной офисной мебели используются фиктивные чеки (например, за 100 стульев скидка в 5%, которая не указывается. «Дальше — не моя проблема, — говорит Сергей, — я получаю 50—100 грн. за «левый» товарный чек, в зависимости от суммы заказа, а по кассе провожу то, что реально заплачено. Еще вариант — приобретение уцененной мебели (поцарапанной, некомплектной) по цене новой — мол, повредили при транспортировке или сборке, куда же ее теперь девать. Экономия выходит небольшая, 5—7%, но за счет значительных объемов денег получается много. Обычно сэкономленная сумма делится пополам, и все «ок». Но положить в свой карман намного больше казенных денег получится, если заказать эксклюзивную мебель ручной работы — здесь откаты могут достигать 50% стоимости. На эксклюзивность и ручной труд (мол, столяры трудились над столами, стульями и диванами полгода, получая за это зарплату, а на самом деле они работали 2—3 месяца) можно списать многое.

КОМПЬЮТЕРЫ И КСЕРОКСЫ: ТЕНДЕРЫ ДЛЯ СВОИХ


Главных способов заработать при госзакупках оргтехники существует два. Это самые распространенные и давно всем известные механизмы, рассказал «Сегодня» специалист по продажам оргтехники крупной столичной компании Артем Л.

Первый — закупать у своих. Как ни смешно, в этом случае государство страдает в меньшей степени, поскольку бюджетные деньги используются по назначению, но получает их «семья» — люди, приближенные к чиновнику. В таком случае в условиях тендера прописывается условие, которому соответствует лишь один из участников. Почему участвуют остальные, хотя результат предопределен? Звонят и просят. В противном случае лишат каких-нибудь привилегий, не будут приглашать на другие тендеры.

Второй способ задействуется в том случае, когда своих нет. В таком случае с представителем каждого предприятия, участвующего в тендере, проводится беседа, в ходе которой чиновник сообщает процент, который ему причитается за победу в тендере. Обычно это 1—2%. Максимум 5%, хотя бывают наглецы, требующие 10%. «Мы в свое время от такого предложения главного инженера, работавшего в одной из обладминистраций, отказались — получалось, что мы работали бы в убыток. А главное, что на результат торгов влиять не нужно — любой, кто выиграет, заплатит «премиальные», — говорит Артем. Именно поэтому, по его словам, рынок поставок оргтехники для различных госструктур уже давно «распилен» между несколькими предприятиями, и проникнуть в эту схему кому-то со стороны нереально.

«Коррупционная модель стимулируется государством, — рассказал сотрудник фирмы, занимающейся поставками оргтехники государству, Сергей С. — Все дело в законодательстве, ведь тендеры проводят один раз в год, причем в конце. То есть бюджетные средства на закупку, к примеру, компьютеров выделяются в начале года. Но только в конце года объявляют каких конкретно компьютеров, в каком количестве, когда и куда конкретно их нужно поставить. Компании, желающей поучаствовать в торгах, буквально за несколько дней нужно подготовить несколько томов документации. В течение месяца происходят закупки и затем в течение 2—3 недель компьютеры нужно поставить заказчику-госструктуре. Выполнить столь жесткие условия можно лишь в том случае, если еще до проведения тендера будущий победитель договорился с чиновниками про откат и заранее приобрел всю технику. Примечательно, что из года в год такие тендеры выигрывают лишь две-три компании. А цена техники у них при этом выше на 20—25% по сравнению с розничной (в компьютерных магазинах). Хотя оптовые цены должны, наоборот, быть значительно ниже».

Честными являются лишь те тендеры, при которых в условиях прописаны реальные сроки поставки оборудования (2—3 месяца) и которые проводятся на открытых торгах через аукционы. Тогда государство может экономить на компьютерах при существующих объемах закупок до 40% средств, закупая их по оптовой цене.

Стоит отметить, что тендеры проводятся раз в год даже в том случае, если закупка техники является частью проекта по автоматизации процессов в госструктуре. Например, компания внедряет систему электронного документооборота, и под нее нужно в течение двух лет установить и настроить оборудование. В первый год закупается и настраивается первая часть оборудования, но на второй год работы останавливаются — для их продолжения необходимо опять победить в тендере. Если выиграет другая компания, работы начинаются заново — снова за государственные деньги закупается уже другая техника, «заточенная» под систему документооборота победившей компании. Именно по этой причине у нас вот уже 10 лет создают систему электронного правительства — идет бесконечный коррупционный процесс.

«Победить эту систему можно лишь в том случае, если ввести планирование бюджета на 2—3 года — так поступили во всех странах ЕС и даже в России. В результате по уровню компьютеризации госорганов они обогнали нас в несколько раз», — говорит Сергей.

КАК ЗАРАБОТАТЬ ДЕНЬГИ ПОСЛЕ ТЕНДЕРА?


Особенность поставок оргтехники состоит в том, что неплохие деньги на ней зарабатываются часто не во время собственно поставки, а после — когда нужно эту технику обслуживать. Часто компании даже делают скидку покупателю, если он подписывает контракт именно с их предприятием на дальнейшее сервисное обслуживание. В украинских реалиях здесь также включается система откатов. «Скажем, компьютеры нужно не только закупить, но и установить и настроить. Судя по тендерам за последние несколько лет, настройку компьютеров осуществляют те же самые компании, что их и поставляют, — цена установки операционной системы равна стоимости самого компьютера», — говорит Сергей.

Эти пользователи сказали Вам СПАСИБО:

Angelina

Благодарности: 1 пользователь сказал Спасибо!

Автор темы
Старший пользователь
****




Пример отката:

Мэрия Донецка накупила лип и кленов на миллион. Каждый саженец — 2 тысячи

Донецких чиновников подозревают в нечистой игре с бюджетными средствами. Поводом стало приобретение Главным управлением благоустройства и коммунального обслуживания горсовета саженцев деревьев на сумму 997 тыс. грн., о чем свидетельствует информация на сайте Государственных закупок. Не исключено, что власти сильно переплатили за посадочный материал. Саженцы остролистного клена приобретены по 2012,5 грн. за штуку (на рынке они стоят 500 грн.), неплодоносный ясень и кленолистный платан управление Донецкого горсовета приобрело по 1700 грн. за саженец.

Согласно прайсу (одной из симферопольских компаний. — Авт.), саженцы платана можно приобрести по 150 грн., саженцы ясеня — по 300 грн. Саженцы липы, которые чиновники закупили по 2031,7 грн. за штуку, можно купить по 1100 грн. Кстати, все деревья были куплены у ООО «Фабрика декоративных растений», принадлежащего донецкому предпринимателю Владимиру Розумовскому.

Местные власти обвинения отрицают и говорят, что просто закупили 500 качественных саженцев. «Был проведен тендер, и мы купили фактически готовые деревья, с готовой корневой системой в кадке. Обхват такого дерева — 12—14 см, высота 4,5—5 метров, приживаемость — 95%. Такие и стоят на рынке сейчас от 3,5 до 4 тыс. грн. Так что их нельзя сравнивать с метровыми саженцами с голыми корнями. Да, они стоят по 150 грн., но приживаемость у них менее 50%. Это как «Таврия» и «Мерседес». Обе машины, а качество и цены разные», — пояснил «Сегодня» Константин Савинов, начальник Главного управления благоустройства и коммунального обслуживания горсовета. Кстати, часть закупленных в этом году кленов, лип и платанов власти уже высадили в Музпарке за памятником «Твоим освободителям, Донбасс».

К слову, большая часть региональных продавцов предлагают липу и клен до 2—2,5 м высотой по цене от 60 грн. «Да, есть элитная продукция, но ее продают от силы две компании, которые и диктуют цены», — рассказали «Сегодня» в одном из ЧП Артемовского района. Власти готовятся провести еще один тендер на закупку 560 деревьев.

Автор темы
Старший пользователь
****




Как Ахметов с Януковичем восток Украины грабили

Все началось с того, что Янукович отказался подписать соглашение об ассоциации с ЕС, и возмущенные люди вышли на Майдан. Им год рассказывали, как они дружно пойдут в Европу, а потом внезапно предложили пойти в другое место.

Дело в том, что Янукович не собирался ничего подписывать. Подписание договора об ассоциации положило бы конец всем финансовым схемам ограбления Украины. Схем этих было много, а их масштабы и наглость поистине беспрецедентны.

Схема 1: Шах и мат, шахтеры!

Когда донецкие бойцы Беркута отказывались слушать жителей Львова под предлогом «мы вас кормим», они были немного неправы. Как обычно происходит у нас и наших соседей, «немного» в данном случае значит вообще не правы. В этот момент они повторяли фразу, выученную из телевизора, и являли собой жертв пропаганды. «Восток кормит Запад» - это такая же правда, как «хвост виляет собакой». Львовская область - прибыльная, то есть перечисляет в бюджет больше, чем получает. Донецкая же - дотационная.

В последние годы на поддержку убыточных государственных шахт области ежегодно выделялось 12-14 млрд. грн. в год. По тогдашнему курсу это $1,5-1,75 млрд. Эти субсидии распиливались как минимум наполовину, а как максимум чуть менее чем полностью. Официально шахты были нерентабельными. Себестоимость добычи превышала стоимость угля на рынке в несколько раз. Разницу компенсировало государство. Что не мешало частным шахтам быть рентабельными, а работникам государственных влачить жалкое существование.

Руководители государственных шахт завышали и объем и себестоимость продукции и перепродавали нелегальный уголь, добытый из так называемых «копанок», а контролирующие органы работали по принципу «верю всякому зверю» и ничего особо не проверяли. Вот что рассказал «депутат-горняк» Михаил Волынец изданию argumentua.com в интервью, которое называется «Сила Партии регионов - в преобразовании дотаций шахтам на доходы в своих карманах»:

Какие еще схемы применяют для преобразования дотаций на собственные доходы?

Еще одна схема - использование в легальной торговле угля с теневого рынка. Это уголь из нелегальных «копанок», расположение абсолютного большинства которых, безусловно, хорошо известно правоохранительным органам на Донбассе, но закрывают их нечасто. Скорее, для галочки в статистике. Затраты на добычу тонны «копанкового» угля рабским трудом нелегальных работников могут составлять 50 - 100 грн., но его продает как свой шахта, в которой затраты на тонну - 1200 грн. Нынешняя цена реализации этого угля - примерно 750 грн., так что, 450 грн. шахте покрывает государство.

Итак, на каждой тонне угля из нелегальных «копанок» народную казну обворовывают на эти 350 - 400 грн. завышения себестоимости. Объем теневого угольного рынка ныне составляет около 5 млн. тонн в год - так из госбюджета только по этой одной схеме вымывают миллиарды! (около $200 млн. в год по тогдашнему курсу гривны - Kermlinrussia). Притом добытый кустарями в «копанках» уголь некачественный, оно плохо горит, имеет низкую теплотворность.

Сколько людей задействованы на нелегальных «копанках»?

Около 70 тысяч жителей Донбасса работают в «норах» (так еще называют «копанки») - без трудовой книжки и социального пакета. Здесь используют копеечный детский труд (детвора эта не знает, что такое школа), здесь непрерывный поток смертей. Недавно я летел самолетом из Луганска. Сверху выглядит, будто над Луной летишь.

Копанки и завышение стоимости - далеко не единственный способ украсть большую часть дотаций. Есть еще схема с заработком на поставках горнодобывающего оборудования, которое производится преимущественно компанией Ахметова Corum.

Так вот: по соглашению об ассоциации с ЕС Украина должна была прекратить субсидирование убыточных шахт. И если для экономики Украины это было бы неплохо, то сын президента Александр Янукович не досчитался бы нескольких сот миллионов долларов в год. Тот же депутат-горняк говорит, что существенная часть субсидируемых шахт контролируется компанией «Донбасский расчетно-финансовый центр», которая принадлежит Януковичу-младшему. Янукович поставляет им оборудование, а потом получает уголь на реализацию.

Между родной Украиной и родной кровинушкой Янукович выбрал последнюю.

Соглашение было обречено. Это все довольно отвратительно, потому что даже Россия с ее беспределом и коррупцией нашла в себе силы закрыть такие шахты и не использовать нищих шахтеров для разворовывания бюджета.

Схема 2: Мирный атом в руках бесстыжих олигархов

Согласно Блумбергу, 80% состояния 84-го в мире и самого богатого бизнесмена Украины Рината Ахметова приходится на металлургическую компанию Метинвест и энергетическую ДТЭК.

Последняя - это вертикально-интегрированный холдинг, который объединяет всю цепочку от добычи угля до производства и продажи электроэнергии. ДТЭК контролирует почти все украинские Облэнерго – Донецкоблэнерго, Днепрэнерго, Киевэнерго, Крымэнерго и т.д. Большую часть из них он приобрел во время правления Януковича. По разным оценкам, Ахметов контролирует от 54% до 67% тепловой генерации Украины.

Также в компанию входит большая часть частных шахт Украины, которые в отличие от государственных, прибыльны. Кстати, целую пачку неплохих шахт - «Добропольеуголь», «Ровенькиантрацит» и «Свердловантрацит» Ахметов получил в 2010-2011 гг., когда Янукович стал президентом. Причем арендовал на 49 лет. То есть, получил бесплатно, не покупая их и не становясь героем скандала из-за приобретения по заниженной цене.

Как Ринат Леонидович сделал шахты прибыльными?

Рентабельность шахт обеспечивается на конце цепочки - при продаже электроэнергии. Ахметов нашел способ продавать электроэнергию дорого. Украине досталась в наследство советская система балансировки тарифов. Электроэнергия от ТЭЦ, АЭС и ГЭС сливается в один котел – Государственное предприятие «Энергорынок». Янукович с Ахметовым превратили ГП Энергорынок в офигенный инструмент перераспределения прибыли от государственных АЭС к частным ТЭЦ.

Большую часть украинской электроэнергии производят АЭС - 43% в первые 10 месяцев 2013 года. В 2012 году их доля была еще больше - 47%. При этом АЭС получили всего 23% денег. Как? Очень просто. ГП Энергорынок во время правления Януковича покупал энергию АЭС за 20-23 коп. за КВт*ч. У ГЭС - за 26-27коп., а у ТЭЦ Ахметова – за 55-70 коп. Атомщикам Энергорынок платежи часто задерживает, а компании ДТЭК почти всегда платит вовремя.

Вдобавок регулятор еще и искусственно ограничивает выработку АЭС. Загрузка украинских АЭС сегодня рекордно низка – 67,7% в 2013 году, хотя норма – выше 90%. В 2013 году АЭС недовыработали 8 млрд. КВт*ч. электроэнергии.

Если совсем по-простому, то выбирая между тем, покупать дешевую энергию у государственных АЭС или дорогую у Ахметовских ТЭЦ, украинская госкомпания выбирает дорогую энергию Ахметова. Ринат Леонидович получает сверхприбыль, а все потребители Украины – более дорогую электроэнергию. Хотя стоп. Не все. Например, металлургический холдинг Рината Ахметова Метинвест покупает электроэнергию по льготному тарифу напрямую у атомных станций. В итоге украинский «Энергоатом» стал убыточным. Если в 2009-2011 он получал $102-290 млн. прибыли, то в 2012 его убыток составил $329 млн.., а за 9 месяцев 2013 года - $567 млн.

Из-за колоссальных убытков у Энергоатома нет денег на проведение мероприятий по ядерной безопасности. Он не может инвестировать в новые мощности и продление срока службы старых. У него нет денег на строительство нормального хранилища отработанного топлива. Если на Украине произойдет новый Чернобыль, вы знаете кто виноват. Даже если мирный атом будет вести себя прилично, в 2019 году истекает срок эксплуатации 10 из 15 энергоблоков украинских АЭС, и тогда страна погрузится во тьму в вульгарном смысле слова.

Почему бы просто не отдать Ахметову атомные станции? Он бы загрузил их на полную мощность, поднял тарифы, и тогда у страны была хотя бы более дешевая энергия.

Нет, так нельзя. В конце концов, Виктор Федорович и Ринат Леонидович - приличные уважаемые люди. Просто забрать нельзя. Сейчас же не лихие 90-е. А вот спасти, выкупить тонущий и умирающий Энергоатом и возродить его - можно.

Дело в том, что атомные станции, видимо, усердно банкротились как раз для того, чтобы однажды Ахметов их выкупил. Очень дешево. Одно дело, когда ты покупаешь концерн, который приносит $290 млн., совсем другое - терпящий колоссальные убытки в $600 млн. Тут тебе государство еще и приплатить должно за то, что ты благородно избавляешь страну от такой обузы.

В 2012 году Федорович поручил преобразовать государственный Энергоатом в корпорацию, а заодно и компанию «Укрэнерго», владеющую сетями электропередач, чтобы Ахметов, который экспортирует энергию в Европу, получил бы еще и сети, по которым он эту энергию экспортирует. Атомные станции ему бы сильно пригодились, потому что Россия уже тогда планировала построить АЭС в Белоруссии и Венгрии, и Ринат понимал, что его тепловая энергия станет неконкурентоспособной. А такого Януковича, чтобы установить правильные тарифы уже на европейском рынке, не будет.

Ахметов был не единственным, кто заработал на перекосах рынка электроэнергии. Особенно впечатляет опыт Украины по внедрению «зеленого тарифа». Так получилось, что почти все станции, работающие на возобновляемых источниках энергии, построили еще одни друзья президента Януковича – братья Клюевы. Для них был установлен тариф, который превышал в два раза даже европейский.

Один киловатт братьев Клюевых ГП Энергорынок покупало в 25 раз дороже, чем у атомных станций. Объем перекрестного субсидирования составлял около $5 млрд. в год, а потери экономики – еще больше. И даже не хочется считать, каков будет их объем, когда в 2019 году остановится 10 энергоблоков украинских АЭС.

Как это ни странно, но в нынешней ситуации спасителем могла бы стать Россия, потому что атомная энергетика фактически общая, и технологии одни и те же. Но Россию тоже возглавляет олигарх, который любит чуть что устраивать маски-шоу. Причем, если в конце 90-х-начале 2000-х эти маски-шоу захватывали коммерческие компании, то спустя 15 лет – уже целые регионы соседних стран. Теперь Украина скорее замерзнет, чем пустит Россию в свою атомную энергетику.

Ограбление атомной энергетики – это еще один удар по тезису «Восток кормит Запад». На Украине после потери Крыма и Севастополя осталось 25 регионов. Из них всего семь – доноры. Это Полтавская, Днепропетровская, Львовская, Харьковская, Сумская и Черкасская области. Но, например, одна из западных областей, Ровенская, убыточна лишь на $1 млн. в год. Если представить, что схем больше нет, Донецк становится еще более дотационным, а Ровенская АЭС превращает свою область в донора.

Схема 3: Транзитный пассажир

Двадцатисемилетний Сергей Курченко во время правления Януковича стремительно стал долларовым миллиардером на операциях с нефтью и газом. О его схемах мне рассказал человек, работавший губернатором при Януковиче. В 2011 году внезапно объем ввоза нефтепродуктов в Украину снизился на 30% по сравнению с предыдущим годом. На самом деле, он, конечно, не снизился. Нефтепродукты просто оформлялись как транзит. Цистерна приезжала на базу, откуда топливо и нефтепродукты разъезжались по розничным покупателям. С базы цистерна, уже пустая, ехала в Одесский порт, из которого время от времени выходили танкеры, перевозящие транзитом ничего.

«В какой-то момент я понял, что у меня в области за два дня появился нефтеперерабатывающий завод», - сказал бывший губернатор. Производства нет, а бензин для заправок откуда-то берется.

- Почему вы это не остановили? - спросил я.
- Потому что я привык заниматься только тем, на что могу повлиять, - ответил бывший губернатор.
- То есть вы понимали, что все это крышует Янукович?
- Да. Янукович, конечно, сдоил корову на нет.


Пошлины на энергоносители – один из основных источников пополнения украинского бюджета. Курченко их не платил, и это позволяло ему уничтожать конкурентов демпингом. Об этом украинский Forbes писал еще до того, как Курченко купил за $500 млн. Украинский медиа-холдинг, в который входило издание.

Стоимость схем

Мне сложно оценить, во сколько обходились Украине схемы друзей Януковича. Только те, что я описал, тянут на $8-9 млрд. долл. в год. Думаю, это далеко не все. Номинальный ВВП Украины составляет $175 млрд. в год. Получается, что шайка коррупционеров во главе государства стоила своей стране от 5 до 10% ВВП. В относительном выражении это даже больше, чем обходятся России друзья Путина. Поэтому и коллапс наступил намного более серьезный.

Почему молчит Ринат Ахметов?

Этот вопрос очень популярен среди нынешней украинской элиты. Считается, что Ахметов самоустранился и не вступает в конфликт ни на чьей стороне. И что если бы он захотел, то Донецкая народная республика прекратила бы свое существование в течение двух дней. Ахметова часто называют Донецким Путиным.

У Рината следующие причины молчать: С Януковичем его компания СКМ стоит $20-30 млрд., а без Януковича – дай бог $3-4 млрд. Кто-то называл Мариуполь алмазом в короне Ахметова, потому что именно там расположены его металлургические заводы, но настоящим алмазом, конечно же, был Янукович в кресле президента.

От 30 до 40% металлургической продукции предприятий Ахметова экспортируется в Россию, и по словам самого олигарха, Путин одним щелчком пальцев может сделать так, что ему придется уволить 300 тыс. человек. Ахметов - единственный украинский олигарх, который не пострадал от российской власти. Порошенко давили Роспотребнадзором и закрывали счета, у Коломойского отжали Москомприватбанк.

Ахметов же до сих пор владеет связью и энергетикой Крыма – компаниями Крымэнерго и крымским подразделением Укртелекома, а министр российского правительства по делам Крыма Олег Савельев заявляет, что никакой национализации этих компаний не будет. Наконец, не исключено, что сам Ахметов и инициировал всю движение с Донецкой народной республикой, чтобы шантажировать новые киевские власти ради сохранения преференций, полученных при Януковиче.

Обращение к повстанцам

Я даже немного сочувствую ребятам из Донецкой народной республики. Когда вы с автоматами в руках экспроприируете вашу гордость – шахты и заводы Донбасса, то обнаружите, что без схем по ограблению атомной энергетики и бюджета, они не стоят ничего. Еще должны останетесь.

Слова примирения

Друзья из Киева и Донецка. У вас там две революции. В Киеве – февраль 1917. Победила вроде бы буржуазия и творческая интеллигенция, а в правительстве оказались сплошь вчерашние феодалы, вдобавок еще и слабые и нерешительные.

В Донецке же октябрь семнадцатого. Интеллигенция в ужасе трясется или бежит из города, собирая вещи ночью за 10 минут. Феодалы со страхом взирают на происходящее из верхних окон гостиницы Донбасс-палас. По улицам ходят вооруженные представители пролетариата, криминалитета и деклассированных элементов. Они явно пользуются поддержкой значительной части населения (думаю, 30-40%), которая во время референдума испытывала невероятный эмоциональный подъем, предвидя возвращение в Россию, а точнее в СССР, потому что в современной России эти люди никогда не жили.

Но энергия обеих ваших революций берется из недовольства одними и теми же людьми, которые нагло и беспринципно все последние годы грабили вашу страну. Когда в двух городах говорят «Киев не слышит Донбасс» или «Донецкие совсем обнаглели», правы и те, и другие.

При Януковиче в Киеве, действительно, сидели донецкие, которые не слышали Донбасс, а использовали его жителей как гномиков, которые что-нибудь в шахтах накопают, чтобы можно было попилить на этом деньги.

Если власти вашей страны упорно рассказывают, что кто-то вас кормит, например, экспорт пресной воды, рыбьего жира, кокаина или нефтяная труба, не исключено, что вас просто зомбируют, чтобы использовать это для перераспределения огромных финансовых потоков на государственном уровне. Мы не намекаем ни какую конкретную страну, но вдруг у вас возникли ассоциации.

Давай Ринат, скажи это с выражением, в одном тоне, только с мимикой твоего лица, как ты это умеешь делать. С самого начала, Ринат! Нету жизни!

KERMLINRUSSIA

Новичок
*




ахахахаха
Страниц: 1
Печать
 
  • Как никогда не пьянеть
  • Выход из неловких секс-ситуаций
  • Ловушка для женщин
  • Симбиотическая связь ребенка с матерью
  • Как найти общий язык с преподавателями?
  • Кого защищает закон прав потребителей?



Карта форума | iMode | WAP | WAP 2 | RSS
© TRK Sirius LTD, 2017
...